Петербург, ХХ век, фрагменты: "Пули в сердце каждого петербуржца"

История Петербурга, ХХ век, фрагменты


Главная

Предисловие

Новости

Ссылки

Благодарности

Авторские права

События

Карта сайта





E-mail:
admin@fragments.spb.ru

Пули в сердце каждого петербуржца

"Невское время" 24 ноября 1998 года:

В сопровождении перехватывающего дыхание колючего ветра на Дворцовой в субботу, в 15 часов, начался митинг памяти Галины Старовойтовой.

Один из лидеров демократического движения Петербурга Игорь Сошников предварил выступления несколько странной нотой: "Я прошу вас ни в коем случае не делать из этого митинга политическое мероприятие. Вспомним Галину Васильевну Старовойтову как человека, оставим пока политику, будем говорить о человеке".

"Не согласны!" – раздалось из первых рядов не очень многочисленных участников. (От 600 человек по подсчетам Управления внутренних дел до 1,5 – 2 тысяч по мнению организаторов митинга). Отставить политику, конечно же, не удалось. Митинг шел по нарастающей.

Виктор КРИВУЛИН, поэт: "Для меня человек не мыслим без политики, но сегодня ночью я понял, что политика стала искусством плевать в душу. Я не знаю, кто заказывал это убийство, я не знаю кто его исполнял, но знаю, что это убийство – преступление против меня, это преступление против каждого из вас, потому что Галина Старовойтова была единственным политиком высокого ранга, первого эшелона, которому я верил, которому, надеюсь, верили и вы, если вы сюда пришли. В последнее время она начала совершенно новое политическое движение, которое переросло рамки одной партии и стало превращаться в движение, способное объединять очень разных людей. И в тот момент, когда некие силы, я не знаю кто, почувствовали, что это движение имеет шансы на успех, она была убита..."

Коллега Старовойтовой по работе в Верховном Совете РФ, правозащитник Михаил МОЛОСТВОВ: "Политика – грязное дело, часто говорили в последнее время. Неужели приходится кровью людей смывать ту грязь, которая легла на всех нас за эти годы?.. Я знаю, Галина Васильевна была противником насилия и в Карабахе, и в Сумгаите, и в Тбилиси, и в Чечне, а здесь, в родном городе, насилие настигло ее... Но всех нас не перестрелять".

По меньшей мере наивное утверждение. В том то и дело, что могут перестрелять, а оставшиеся в живых будут насмерть перепуганы, и сейчас все к тому идет. Это хорошо осознает представитель Президента в Петербурге Сергей ЦЫПЛЯЕВ: "События последних дней в Петербурге – это последнее предупреждение нам и указание: хватит делиться на отдельные демократические части. Хватит выяснять кто более демократ, кто менее... Либо мы объединимся и встанем против этой чумы, либо мы не выполним свой гражданский долг, так и продолжая выяснять, кто же здесь самый лучший..."

Идея объединения звучала практически в каждом выступлении. Чудовищно и горько, что для осознания этой простой мысли понадобилась такая невероятная жертва.

По мере продолжения митинга нарастал и его радикализм.

Юлий РЫБАКОВ, депутат Государственной Думы, ("Демократический выбор России"): "Политическое убийство в нашем городе – это вызов всей России, вызов каждому из нас. Он стал возможен благодаря бездействию государства, его спецслужб, которые попустительствовали экстремистам, радикалам, национал-фашистам, спокойно разгуливающим по улицам наших городов. Этому способствовало и бездействие Думы, не осудившей "макашизм". Чаша терпения переполнилась, мы должны выкинуть фашистов с наших улиц..."

У некоторых из ораторов рождались конкретные идеи.

Юрий Шмидт, адвокат: "Это не первое политическое убийство, но мы не увидели ни одного осужденного убийцу, ни одного заказчика. Органы правопорядка совершенно беспомощны и могут ловить только таких "шпионов", как Александр Никитин. Необходимо остановить этот преступный вал. Я выдвигаю идею: перенести выборы в Законодательное собрание, чтобы выяснить, откуда произрастает весь этот криминал, иначе мы можем получить Законодательное собрание, состоящие из одних коммунно-фашистов".

Сегодня подобные идеи, также, как высказанное на митинге предложение поставить вопрос о политическом и этическом недоверии нынешнему губернатору, кажутся запоздалыми и судорожными, а призывы типа : "Возьмемся за руки друзья" – дежурными лозунгами. Увы, по большому счету, этим митингом дирижировали бессилие и подавленность. Может быть, впервые мы столкнулись с абсолютным Злом, которое не скрывает, что оно зло. Один из выступавших сказал: "Пули, попавшие в сердце Старовойтовой, выпущены в каждого петербуржца".

Александр Урес