Петербург, ХХ век, фрагменты: о "винных" погромах ноября-декабря 1917 года

История Петербурга, ХХ век, фрагменты


Главная

Предисловие

Новости

Ссылки

Благодарности

Авторские права

События

Карта сайта





E-mail:
admin@fragments.spb.ru

О "винных" погромах ноября-декабря 1917 года

Из "Несвоевременных мыслей" М. Горького

<...>Вот уже почти две недели, каждую ночь толпы людей грабят винные погреба, напиваются, бьют друг друга бутылками по башкам, режут руки осколками стекла и точно свиньи валяются в грязи, в крови. За эти дни истреблено вина на несколько десятков миллионов рублей и, конечно, будет истреблено на сотни миллионов.

Если б этот ценный товар продать в Швецию – мы могли бы получить за него золотом или товарами, необходимыми стране – мануфактурой, лекарствами, машинами.

Люди из Смольного, спохватясь несколько поздно, грозят за пьянство строгими карами, но пьяницы угроз не боятся и продолжают уничтожать товар, который давно бы следовало реквизировать, объявить собственностью обнищавшей нации и выгодно, с пользой для всех, продать.

Во время винных погромов людей пристреливают, как бешеных волков, постепенно приучая к спокойному истреблению ближнего.

В "Правде" пишут о пьяных погромах как о "провокации буржуев",– что, конечно, ложь, это "красное словцо", которое может усилить кровопролитие.<...>

(Цитируется по: )

Из речи т. Троцкого на заседании Петросовета 2 декабря 1917 г.

<...>Склады вина еще грабятся, на Васильевском острове подожжен винный склад. Товарищи, нужно всемерно с этим бороться, и в этой борьбе необходима ваша инициатива. Нельзя действовать только сверху. В самом начале бесчинство не было пресечено твердой рукой, и происходящее есть отчасти результат попустительства. Но надо ясно сознать, что если солдат, в руках которого власть и который грабит и пьянствует, бесчестит эту власть, то и тот, который не пресечет пьянства, не примет мер против него, тоже ее бесчестит. Говорят, что в среде самих выборных наблюдались случаи, когда и они вовлекались в соблазн. Товарищи, это - позор! Выдвинутая народом власть не имеет с народом иной связи, кроме самих рабочих, солдат и крестьян, это наша единственная основа. Если основа прогниет, у нас не останется фундамента, и почва уйдет из-под наших ног.

Водка есть такая же политическая сила, как слово. Революционное слово пробуждает сон и толкает на путь борьбы с угнетателями, а водка есть противоположность слову, она снова усыпляет, чтоб усыпленный был побежден. Не наша буржуазия открыла этот путь борьбы: во всех странах и во всех революциях враги народа хватались за водку, как за орудие распада, дезорганизации, деморализации.

Если мы не боимся их происков, их нападок, то страшен нам распад в нашей собственной среде. Сорганизуйтесь, соберите ваши силы, недреманным оком следите и боритесь за революционную честь!

Объявите всеми наличными силами войну водке. Если не удастся остановить пьянство вам, у нас не останется другого средства, кроме броневиков. Помните, каждый день пьянства, это день их приближения к победе и нашего - к былому рабству.

Резолюция Петросовета о пьянстве и погромах (2 декабря 1917 г.)

Заслушав доклад о пьянстве и погромах, Петроградский Совет Рабочих и Солдатских Депутатов постановляет:

1. Назначить товарища Благонравова чрезвычайным военным комиссаром Петрограда по борьбе с пьянством и погромами.

2. Предоставить в его распоряжение необходимые военные силы.

3. Вменить товарищу Благонравову в обязанность уничтожить винные склады, очистить Петроград от хулиганских банд, разоружить и арестовать всех, порочивших себя участием в пьянстве и разгроме.

4. Все Районные Советы Р. и С. Д., все части гарнизона и красногвардейцы призываются оказывать военному комиссару, товарищу Благонравову, полное содействие.

5. Поручить И. К. рассмотреть возбужденный комиссарами вопрос о введении военного положения для успешной борьбы с пьянством и погромами и, если окажется необходимым, уполномочить И. К. дать санкцию на введение военного положения в Петрограде.

(Цитируется по: )

См. также

Горький о самосудах в революционном Петрограде
А. Н. Бенуа о состоянии Зимнего дворца после штурма