Петербург, ХХ век, фрагменты: письмо директора Эрмитажа Б. Леграна Сталину, 1934 год

История Петербурга, ХХ век, фрагменты


Главная

Предисловие

Новости

Ссылки

Благодарности

Авторские права

События

Карта сайта





E-mail:
admin@fragments.spb.ru

Письмо директора Эрмитажа Б. Леграна Сталину, 21 января 1934 г.

Иосиф Виссарионович.

Всего лишь два месяца с небольшим прошло с тех пор, как Политбюро рассматривало вопрос об экспортных операциях с эрмитажными ценностями и вынесло свое решение, кое, казалось бы, должно было положить конец дальнейшему обесцениванию эрмитажных собраний и разрушению его экспозиционной работы.

В настоящее время, однако, мною получены сведения о новых операциях, подготовляемых НКВТ, объектом которых по-прежнему являются лучшие произведения искусства из Эрмитажа (приложение №1). По-видимому, руководство НКВТ считает, что постановление ПБ не вносит ничего существенно нового в установившуюся практику и продолжает работу в прежнем направлении. Вместо того, чтобы извлечь из постановления ПБ директиву, обязывающую органы НКВТ взамен выпадающих из экспорта эрмитажных ценностей - выявить и подготовить новые объекты экспорта, - НКВТ, рассматривая по-прежнему Эрмитаж как свой валютный резерв, подыскивает заблаговременно покупателей по своему прейскуранту - эрмитажному каталогу Вайнера, чтобы в определенный момент поставить перед фактом и добиться санкции на продажу.

Такое положение вещей вызывает тревогу. Надо решить, в конце концов, нужен ли нам Эрмитаж для экспортных операций или для других целей. Откладывать далее решение, как показывает самый факт постановления ПБ, больше нельзя.

Несмотря на тяжелый утраты, Эрмитаж еще не потерял своего лица. Те, которые, как т. Серго, думают иначе, думают, что Эрмитаж уже потерял свое значение, - ошибаются, потому что не знают, как велик и богат был Эрмитаж до кровопускания и какое значение он приобрел в последние годы. Еще не упущено время - если ПБ в корне пресечет всяческие попытки ведомств и извращение директивы.

Работая три с половиной года в Эрмитаже, я утверждаю со всей ответственностью перед Вами, Иосиф Виссарионович, и перед ЦК, что Эрмитаж представляет собой громадную и незаменимую ценность для СССР и даже для Коминтерна.

Вы знаете, Иосиф Виссарионович, что есть еще люди, которые думают, что можно отмахнуться от вопросов художественной культуры, что она якобы не актуальна для данного момента, особенно, когда берется в исторической перспективе: что, мол, всему свой черед, а для этого время еще не пришло. Когда так думают просто отсталые люди - это не страшно. Но когда такие отсталые представления имеются у работников НКВТ - это чрезвычайно опасно и вредно и для Эрмитажа, и для всей страны.

Может быть, т. Ильин из "Антиквариата", торгуя уже два года предметами культуры, и полагает чистосердечно, что научился торговать культурно, но нам-то ведь известно, что он даже не дошел до азбуки торговли, а таковая представляет собой все-таки ничто иное, как обмен эквивалентами, тогда как его обманывают на каждом шагу "жадные акулы ростовщического капитализма", а он даже не понимает подлинной ценности для СССР тех "товаров", с которым имеет дело.

Несмотря на валютные операции, которым подвергался Эрмитаж, несмотря на нищенский бюджет, который уделял Эрмитажу Наркомпрос все эти годы, несмотря на отсутствие отопления и электрического освещения в новых зимнедворских помещениях музея, в которых расположены новые выставки - Востока и Французского искусства, Эрмитаж доказал свою значимость и жизнеспособность и общественному мнению внутри страны, и, что было особенно трудно, добился растущего внимания за границей. Если раньше за границей писали об Эрмитаже главным образом в связи с валютными операциями - теперь все больше внимания уделяется новым методам экспозиционно-научной работы, применяемым Эрмитажем.

Иностранцы с удивлением и опаской присматриваются к тому, как в Эрмитаже культурное наследство громадной ценности мобилизуется для воспитания самостоятельных эстетических вкусов пролетариата и понимания художественной идеологии, нашедшей выражение в произведениях старых мастеров. Каждое выступление Эрмитажа - новая выставка, новое издание, та или иная новая форма работы, примененная Эрмитажем, например, организованная им "музыкальная экспозиция" - привлекает пристальное внимание и находит отклик за границей. Это известно, между прочим, и ВОКС'у, и "Междунаркниге".<…>

В какой же мере та выгода для Советского Союза, которую думает извлечь НКВТ от продажи эрмитажных собраний, может быть эквивалентом того вреда для Советского Союза, который получится от прекращения деятельности Эрмитажа. А между тем речь идет именно об этом, так как несомненно, что всякое отступление от директивы о прекращении продажи приведет к отчетливому и бесповоротному представлению об отсутствии для него перспективы к развитию, - тогда уже безразлично, будет ли продан один или два шедевра, или он будет продан весь оптом с аукциона, как хотел это сделать НКВТ в прошлом году, - все равно с Эрмитажем в его современном значении будет покончено.

Я понимаю, что в НКВТ такая перспектива, быть может, никого не испугает: "Что поделаешь, нужно было для блага революции, и продали". И упрекать нас за это международный пролетариат действительно не станет, хотя враг и говорит нам классовую правду, когда пишет о том, что Эрмитаж - международное достояние и никакое, мол, Советское Правительство не вправе им распоряжаться как национальной собственностью по своему усмотрению.

Но кто же станет спорить, что куда лучше будет, если мы сможем, в свое время, указать всему международному пролетариату на наш Эрмитаж как на такой музей, который в годы напряженного соц. строительства, когда каждая копейка была дорога, в первой стране пролетарской диктатуры сумел так перестроить свою работу, что величайшие произведения величайших мастеров буржуазной культуры вместо того, чтобы служить средством классового обволакивания идеологии порабощенных масс, стали орудием культурной революции пролетариата.

Если в 20-е годы Ленин еще предвидел возможность превращения СССР в отсталую страну (в Советском и Социалистическом смысле) после победы пролетарской революции хотя бы в одной из передовых стран Европы или Америки, - то ведь теперь, Иосиф Виссарионович, в результате успехов на пройденном пути уже после смерти Владимира Ильича, вполне ясно, что и после победы социализма в какой-либо другой стране ведущая роль СССР останется, и, конечно, это относится и к области культурной работы.

А товарищи из НКВТ, которые разрабатывают свои экспортные планы, это, видно, не понимают.

Вот и происходит так, что одни не понимают, другим некогда, и, если бы, когда дело, скажем, касалось восточных ценностей, не оказалось, что у Вас лично нашлось и время, и внимание, чтобы заняться этим вопросом, - Восточное собрание было бы уже ликвидировано.

Недавнее решение ПБ показывает, что ЦК считает необходимым сохранение и западноевропейских собраний Эрмитажа, но, по-видимому, необходимо какое-то подтверждение этого решения, которое бы положило конец всяким дальнейшим покушениям НКВТ и явилось бы окончательным признанием Всесоюзного значения и ценности Эрмитажа.

(Цитируется по: Н. Серапина "Эрмитаж, который мы потеряли", Нева, №3, 1999)