Петербург, ХХ век, фрагменты: о положении церкви в начале 60-х годов XX века

История Петербурга, ХХ век, фрагменты


Главная

Предисловие

Новости

Ссылки

Благодарности

Авторские права

События

Карта сайта





E-mail:
admin@fragments.spb.ru

О положении церкви в начале 60-х годов XX века

Из доклада протоиерея А. Медведского Ленинградскому уполномоченному Совета по делам РПЦ Г.С. Жаринову

Конфиденциально 19 Ноября 1963

Представляя настоящий доклад о положении Церкви в Ленинграде, согласно Вашему предложению, считаю долгом оговориться, что настоящий труд является плодом личных наблюдений и размышлений, так что его мысли и выводы не имеют абсолютной ценности и предлагаются лишь к Вашему сведению для лучшего понимания сложившейся в настоящее время церковной обстановки.

Для большего удобства содержание доклада распределено по рубрикам, в которых отражены различные аспекты церковной жизни.

Богослужение

Учитывая современную ситуацию, богослужение в Никольском соборе совершается, хотя и в соответствии с установленными традициями, но без излишней помпезности. Исключения делались для служения ленинградского митрополита и богослужений с участием иностранных делегаций.

Как бывший наш митрополит Пимен, так, по-видимому, и настоящий митрополит Никодим являются любителями обстановочного богослужения и за отсутствием иной церковной деятельности придают ему чрезвычайное значение, то есть его внешней торжественности.

В остальное время богослужение в соборе значительно упрощено: прекращены соборные служения акафистов и сокращено их количество (понедельник, вторник и пятницу акаф. не служатся). Литургии по воскресным дням служатся не соборно, а одним священником по недостатку духовенства, необходимого в эти дни для совершения треб. Церковный звон ограничен самыми необходимыми моментами и производится не более 10-15 минут, чтобы не мешать занятиям находящихся поблизости учреждений и учебных заведений, да и для церкви он утратил практическое значение, так как слышен лишь на небольшое расстояние и не может оповещать народ о начале богослужения и его торжественных моментах, и является сейчас лишь отражением далёких традиций.

Проповедь

Проповедание в соборе значительно сократилось, даже в воскресные и праздничные дни оно не всегда имеет место.

Объясняется это тем, что проповеди необходимо представлять в письменном виде для проверки, что требует затраты времени и труда, да далеко не всякий из нас в состоянии излагать письменно свои мысли. Со вступлением митрополита Никодима по докладу секретаря Прот. Румянцева, в котором было указано, что роль благочинных сведена в настоящее время только к проверке представляемых проповедей, указанный порядок проповедывания изменён и проповеди в письменном виде будут представляться ежемесячно митрополиту.

По существу при новом порядке ничего не изменится, разве что священники будут писать свои проповеди ещё с большей осторожностью, так как духовенство уверено, что всякий документ, печатающийся и передаваемый в канцелярию митрополита, незамедлительно отправляется Уполномоченному. Кроме того, следует заметить, что когда проповеди не контролировались, они в подавляющем большинстве и не писались, умирая тотчас по произнесении, а отпечатанные несомненно будут иметь несколько копий, каковые будут направлены для чтения в народ для внебогослужебного чтения.

Проверяя проповеди ленинградского духовенства, как благочинный, я был принуждён остановить своё внимание на проповеди священника Лесновской церкви Бориса Тихонравова, в которой последний, по-видимому, с целью усилить свою популярность в народе, обрушился на священников, которые не проповедуют, и в таких выражениях: «они не наставляют, не обличают ввереный им народ, погружённый в невежество своей веры и своих обязанностей, таковых пророк Исайя называет: «псы нелающие, псы немые».

Получилось, что в данной церкви, где лаял только один Тихонравов, остальное духовенство — это нелающие псы. Такой метод раздувания своей популярности мною признан недобросовестным, и я письменно предупредил о.Тихонравова, чтобы он в дальнейшем в своих проповедях не восстанавливал людей против своих собратьев, а также остерегался нападать и на неверующих. Меня крайне удивило ещё и то обстоятельство, что, по слухам, впрочем, непроверенным, о.Тихонравов не сам составляет свои проповеди, а какая-то из его почитательниц. Проповеди представленные мне для проверки в 1963 году, показывают их штамповочный характер, по темам они далеки от современности и вряд ли способны оставить после себя сильное впечатление. Впрочем, большая часть настоятелей проповеди не представляли, но их произносили, и судить о их содержании я не имею возможности. Думаю, не ошибаюсь, что причина тому не желание избежать проверки, а самолюбие, которое не позволило им считать себя ниже и малоопытнее благочинного.

Количество и состав молящихся

Я полагаю, что определение состава верующих: их количество абсолютное и по возрастному принципу ни Исп. Органы, ни духовенство сделать не могут и цифры подаваемых отчётов за год не пригодны для объективной статистики.

Обычно в каждом отчёте по храмам количество посетителей определяется на глаз весьма субъективно и в зависимости от религиозного настроения тех, кто предлагает показатели: человек, расположенный к Церкви, обычно преувеличивает цифры, а равнодушный преуменьшает. Так: при определении количества присутствующих в ограде Никол. собора в пасхальную ночь указывались цифры и 10 тыс. и 20 и 30 тысяч, где правда? Более вероятные показатели исходят из вместимости храмов, но и тут, возьмём, например, Никол. Собор, оба его храма вмещают от 8-ми до 10 тысяч, но полными до отказа эти храмы бывают лишь 5-6 раз в год, а в остальное время подсчёт посетителей опять будет на глаз.

С уверенностью можно засвидетельствовать, что подавляющее большинство наших прихожан престарелые женщины в возрасте от и более лет, что мужчины составляют в общей массе не более 10%, а молодёжь, в особенности мужская, это единицы и к общему количеству составят не более 1-го процента. Несомненно и то, что и старики с каждым годом убывают за смертью, а новых пополненией нет. По собору следует учесть и то обстоятельство, что в связи со строительством новых домов по бывшим окраинам города многие семьи получают там квартиры и туда переселяются, выбывая из соборного прихода. Насколько мне известно, количество молящихся по данной причине увеличилось в окраинных церквах: на Охте, у Кул[ича] и Пасхи, в Шувалове и Коломягах.

Самым объективным показателем развития или упадка церковной жизни является финансовый фактор и таковой в соборе показывает неуклонное падение по наклонной плоскости, как и в других крупных храмах Л-да.

Однако и тут надо учесть, что падение доходности не всегда связано в Церкви с падением религиозности. В 1963 году на снижение доходности несомненно повлияло прекращение продажи потребительских просфор, требование адреса при служении молебнов и панихид, а также строгое оформление крещений, весьма возможна и утечка налево.

Требование адресов при служении молебнов и панихид верующие рассматривают не как меру контроля над получаемыми за них суммами, а как психологическое устрашение для желающих помолиться. Поэтому многие перестали заказывать отдельные молебны и панихиды, удовлетворяясь общими, при которых адресов не требуется, но эти люди не выбыли из церкви.

Количество крещений падает катастрофически, но и тут желающие видеть детей своих христианами во многих случаях стали обходить возможность обнаружения крестивших: они поручают крещение детей бабушкам, и Церковь таких детей признаёт, так как верует «во едино крещение».

Вообще же верующая масса весьма осуждает требование адресов при совершении треб, но обвиняет теперь не духовенство, а хозяйственников, которых считает агентами гражданской власти. Мне рассказывал Прот. Славнитский такой случай: к нему обратился его прихожанин, которого повенчали в соборе, с просьбой, чтобы он дал справку о том, что это не он венчался, и с этой целью чтобы изменил первую букву его фамилии. Славнитский не согласился, и раздражённый проситель сказал: «Значит, теперь из Церкви гражданская власть устроила ловушку для простодушных».

Как показатель упадка веры мною был в прошлом указан наблюдаемый частый принос различных икон. Теперь их приносят гораздо меньше, что говорит о некоторой стабилизации религиозности.

Контингент молящихся можно подразделить на следующие категории:

1. Постоянные прихожане, живущие поблизости, таковые составляют сравнительно с приезжими из разных мест Ленинграда небольшую часть.

2. Посетители исключительно торжественных богослужений, почитатели митрополитов и архиереев. Это в большинстве бывшие люди из остатков дореволюционной интеллигенции, а иногда и молодые женщины, в особенности тогда, когда архиерей молод и производит впечатление импозантностью своего служения. Обычное, рядовое богослужение они не посещают и оно их не интересует. Перед каждым праздником они осаждают телефон собора с вопросом: будет ли служить владыка или нет. Впрочем, эта категория незначительна по своему количеству в общей массе верующих, но чрезвычайно претенциозна, требует себе особого почёта в церкви и, если такового не получает, то начинет писать жалобы митрополиту.

С каждым новым митрополитом представители данной группы стараются установить личный контакт и в приёмные дни стремятся попасть к нему.

3. Третья группа прихожан — это приезжие из провинции и не только из пригородов, но часто и из далёких мест, даже из Сибири. В Ленинград они прибывают по своим делам и во время такового пребывания являются постоянными посетителями храма, так как в местности, где они на постоянном жительстве, церкви нет.

4. Есть группа верующих, которую можно определить словом «путешественники». Это люди, которые странствуют по всем храмам Ленинграда из одного в другой, а также систематически разъезжают по монастырям и другим святым местам, от которых остались одни воспоминания, бывают даже в «Соловках» и на «Валааме». Чаще же всего эти путешествия распространяются на монастыри: Печерский, Пюхтицкий, Почаевская лавра и Троице-Сергиева. Этот контингент собирает по местам путешествий самые разнообразные сведения и слухи и разносит их по Ленинграду, причём в весьма преувеличенном и далее совершенно неправдоподобном виде.<...>

Есть, конечно, в каждом храме костяк православный, который зорко следит за порядками в храме и протестует против нарушений церковных традиций Исп. Органами. Так например, в нашем соборе так называемый «комендант» (должность, до настоящего времени не бывалая в церкви) распорядился на время ремонта завесить иконостас нижнего храма старыми облачениями священников и дьяконов, что вызвало резкий протест, так как традиция церковная требует уважения, хотя бы и к негодным для употребления, священным для неё предметам.

Всякое нарушение: сокращение службы, пропуски всенощных на небольшие праздники и т.п. вызывают оппозиционные выступления знатоков и угрозы митрополитом.<...>

Действие на верующих антирелигиозной пропаганды

Мне вспоминается годовой отчёт одного из настоятелей, который начинался словами: «С настоящего года в церкви начали бить стёкла». Поистине чеховский лаконизм, которым ясно определяется положение в данной местности. К сожалению, такого рода вульгарная пропаганда наблюдается и в Ленинграде, в частности в Никольском соборе, где стёкла выбиваются систематически из рогаток, камнями и пр. Виновники школьная молодежь. Объясняется это обстоятельство желанием помочь делу антирелигиозной пропаганды, но так как цивилизованные аргументы в голове отсутствуют, то прибегают к хулиганству. В пасхальную ночь стало обычаем у некоторой части молодёжи развлекаться тем, чтобы всякими способами мешать крестному ходу, и церкви принуждены совершенно непроизводительно тратить значительные средства на охрану порядка. Характерен и такой случай: группа школьниц [и] подростков собралась у собора и, встретив меня, стали обличать меня за то, что у меня хорошее пальто: «Вот как вы одеваетесь, это же вы ограбили народ, как вам не стыдно?»

Цело происходило при свидетелях. Я принужден был заметить пропагандисткам: «Мне очень стыдно, но не за себя, а за вас. Вы учитесь и хотите принять непосредственное участие в антирелигиозной пропаганде, так сказать, связать теорию с практикой, но теоретических-то познаний у вас нет, и ступайте-ка лучше их приобретать, чем позорить свою школу при свидетелях».

Общеизвестно и заверено самим Никитой Сергеевичем Хрущёвым, что антирелигиозная пропаганда не имеет успеха, которого от неё ожидали, но совсем не потому, что агитаторы не стараются и оставили в покое верующих, хотя подготовлены они к делу действительно плохо, их лекции вызывают массу вопросов, которые они разрешить не могут. Совершенно верно сказал Н.С. Хрущёв: «Один священник сказал в проповеди: «Мы у себя проповедуем, и к нам безбожники не ходят, а мы не ходим на их лекции, так что мирное сосуществование»».

Но почему так? почему верующих не интересует антирелигиозная пропаганда? или им не хочется выявить истину?

Самая основная причина — это отсутствие возражений, пропаганда носит односторонний характер и атеизм преподносится как установленная истина. Представьте себе игру в футбол. Играет одна команда без противников, нет даже вратаря для защиты ворот. Команда забивает гол за голом в открытые, никем не защищённые врата. Кто пойдёт смотреть такую игру? Стадион будет пуст, и вы не увидете ни одного болельщика. Так и агитатор-антирелигиозник забивает гол за голом в церковные врата, открытые ему для нападения — такая борьба не интересна ни для верующих, ни для атеиста. Истина может выявляться лишь при соревновании аргументов, при разносторонних выступлениях, иначе пропаганда будет всегда встречена полным равнодушием, хотя бы агитаторы и проникли к верующему со стремлением обрести индивидуального прозелита атеизму в его квартиру.

Такая пропаганда вызывает подозрение: значит, что-то можно возразить, если боятся противников.

Поэтому в первые годы революции, когда существовала свобода антирелигиозной и религиозной пропаганды и устраивались диспуты, то помещения были полны народа. Такие идеологические сражения, устраиваемые в центре города между представителями высшей культуры (Луначарский — Введенский) возбуждали огромный интерес, ораторов слушали с затаённым дыханием, их аргументы обсуждались затем в храмах и на домах.<...>

Будущее РПЦ

Глубоко верующие люди, оставшиеся в Церкви, мыслят ея будущее так: Церковь в Божьих руках, если Она переживает тяжёлые годы, то это не впервые. О будущем Церкви не надо заботиться, о Ней позаботится Сам Бог, страдать же верующим полезно и терпеть нужно...

(Цитируется по: Данилушкин М. и др. История Русской Православной Церкви. Новый патриарший период. Том 1. 1917-1970. СПб.: Воскресение, 1997)

См. также

Церковные здания, разрушенные в послевоенные годы

Донесение НКГБ ЛО о высказываниях населения Ленинграда в связи с приемом Сталиным православных митрополитов (1943 г.)
Донесение НКГБ ЛО о высказываниях духовенства Ленинграда в связи с приемом Сталиным православных митрополитов (1943 г.)