Петербург, ХХ век, фрагменты: Вячеслав Иванович Иванов

История Петербурга, ХХ век, фрагменты


Главная

Предисловие

Новости

Ссылки

Благодарности

Авторские права

События

Карта сайта





E-mail:
admin@fragments.spb.ru

В. И. Иванов

Иванов, Вячеслав Иванович (1866-1949) – поэт, философ. Петербургская квартира Вяч. Иванова в 1905-1909 гг. ("башня" в доме на Таврической улице) стала центром поэтических, философских и религиозных собраний ("ивановские среды").

Первая книга стихов Вяч. Иванова - "Кормчие звезды" (СПб., 1903) прошла почти незамеченной; вторая - "Прозрачность" (М., 1904) создала ему имя среди символистов; третья - "Сог ardens" (Сердце пламенеющее. М., 1911-1912) закрепила его признание в литературе; за этим последовал маленький сборник "Нежная тайна" (СПб., 1912), позднейшие стихи были собраны лишь посмертно. С 1913 Иванов живет в Москве, после революции служит в советских культурных учреждениях, в 1920-1924 гг. преподает филологию в Баку. В 1924 г. он уезжает за границу в научную командировку и поселяется в Италии (сохраняя советский паспорт до конца 1930-х годов).

Н. Бердяев о Вячеславе Иванове:

Вячеслав Иванов один из самых замечательных людей той, богатой талантами, эпохи. Было что-то неожиданное в том, что человек такой необыкновенной утонченности, такой универсальной культуры народился в России. Русский XIX век не знал таких людей. Вполне русский по крови, происходящий из самого коренного нашего духовного сословия, постоянно строивший русские идеологии, временами близкие к славянофильству и националистические, он был человеком западной культуры. Он долго жил за границей и приехал в Петербург, вооруженный греческой и европейской культурой более, чем кто-либо. В. Иванов – лучший русский эллинист. Он – человек универсальный: поэт, ученый филолог, специалист по греческой религии, мыслитель, теолог и теософ, публицист, вмешивающийся в политику. С каждым он мог говорить по его специальности. Это был самый замечательный, самый артистический козер, какого я в жизни встречал, и настоящий шармер. Он принадлежал к людям, которые имеют эстетическую потребность быть в гармонии и соответствии со средой и окружающими людьми. Он производил впечатление человека, который приспособляется и постоянно меняет свои взгляды. Меня это всегда отталкивало и привело к конфликту с В. Ивановым. В советский период я совсем с ним разошелся. Но, в конце концов, я думаю, что он всегда оставался самим собой. Он всегда поэтизировал окружающую жизнь, и этические категории с трудом к нему применимы. Он был всем: консерватором и анархистом, националистом и коммунистом, он был фашистом в Италии, был православным и католиком, оккультистом и защитником религиозной ортодоксии, мистиком и позитивным ученым. Одаренность его была огромная.<...>